Российский и мировой рынок стали — итоги недели (11-18 марта 2018 г.)

Российский и мировой рынок стали — итоги недели (11-18 марта 2018 г.)
19.03.2018

Прошедшая неделя завершилась президентскими выборами, которые, безусловно, стали главным событием для России за последние месяцы. При этом происходили они в достаточно тревожной обстановке, характеризовавшейся, прежде всего, резким усилением давления из-за рубежа. Как и ожидалось, перед выборами западные пропагандисты отбросили все еще оставшиеся у них приличия, перейдя к тупым беспардонным наездам в духе антисоветской истерии времен маккартизма или американской бульварной прессы, описанной еще Марком Твеном. Трудно пока сказать, будут ли у этой кампании какие-либо экономические последствия, но мировой рынок стали и без того лихорадит после прозвучавшего 8 марта заявления президента США Дональда Трампа о введении в 15-дневный срок тарифов на импорт стали и алюминия. Пока что влияние этого шага на стоимость стальной продукции оказалось довольно ограниченным. Американские тарифы притормозили подъем, наблюдавшийся на мировом рынке в начале марта, но не привели к повороту цен вниз. Чуть ли не единственным исключением из этого правила стал Китай, где в течение нескольких дней подряд наблюдалось падение биржевых и спотовых котировок на прокат и металлургическое сырье. В частности, цены на импортную железную руду впервые с ноября опустились до менее $70 за т. CFR. Хотя для Китая американский рынок является глубоко второстепенным, объявление о введении тарифов стало серьезным негативным фактором для национальной металлургической отрасли. Прежде всего, китайцы не без оснований опасаются, что стальная продукция станет только первым актом широкомасштабной торговой войны. А это может привести к снижению темпов роста в национальной экономике и сокращению внутреннего потребления проката. У китайских компаний были и другие причины для удешевления стальной продукции. В первую очередь, это отмена с 15 марта ограничений на выплавку чугуна и стали в большинстве из 28 крупных городов востока и северо-востока страны, где они действовали всю зиму. Хотя в Таншане, «Металлургической столице КНР», лимиты, пусть и в смягченной форме, сохраняются, аналитики опасаются резкого расширения объемов выпуска, чреватого избытком предложения. Тем более, что, как оказалось, производство стали в Китае в январе-феврале 2018 г. несмотря на действовавшие ограничения на 5,9% превысило показатель аналогичного периода годичной давности. Экономика Китая, Турции, западных стран пока что считается интенсивно растущей, и этот благоприятный фактор оказывает на стоимость стальной продукции более весомое воздействие, нежели американские тарифы. Вот если американцы пойдут по пути эскалации торговой войны, а их ограничения на рынке стали вызовут ответные меры со стороны ведущих торговых партнеров, тогда да, есть реальная угроза ухудшения экономической ситуации в мире и, соответственно, падения цен на прокат. Однако пока что скорее возникает впечатление, что стальные тарифы будут больше использоваться американскими властями как предмет для торга. Прежде всего, из-под их действия были выведены Канада и Мексика, входящие вместе со Штатами в торговый блок НАФТА. Однако при этом американские представители во главе с президентом Дональдом Трампом неоднократно заявляли, что выступают за пересмотр данного соглашения, чтобы уменьшить дефицит США в торговле с соседями. Вообще, вопрос о реальном влиянии американских тарифов на рынок остается дискуссионным. Особенно, пока не оглашен список исключений. Европейская металлургическая ассоциация Eurofer договорилась до того, что заявила о возможном сокращении американского импорта стали на 13 млн. т (половина показателя за прошлый год без учета Канады и Мексики), причем, по ее мнению, вся эта продукция должна непременно хлынуть на европейский рынок, вызвав там катастрофу и массовые банкротства. Очевидно, под эти страшилки Eurofer стремится подтолкнуть Еврокомиссию к введению своих импортных ограничений, аналогичных американским. В самих США открытое недовольство грядущими тарифами выразили ряд промышленных ассоциаций, опасающихся увеличения своих затрат на сталь и алюминий и расширения импорта металлосодержащей продукции. Особенно сильно обеспокоены нефтегазовые компании. США не обойтись без импорта нескольких миллионов тонн нефтегазовых труб в год, так что эта продукция наверняка просто подорожает, чтобы покрыть тарифы. Сомнительной выглядит и возможность американских прокатчиков обойтись без импортных полуфабрикатов. Тем не менее, курс акций российских групп НЛМК и «Евраз», поставляющих слябы из России на свои прокатные заводы в США, в последние дни снизился. Хотя на прочий бизнес отечественных экспортеров американские тарифы пока не повлияли. Котировки на заготовку и горячекатаный прокат отечественного производства даже незначительно прибавили. Соответственно, российские металлурги готовят повышение внутренних цен на широкий сортамент стальной продукции в апреле. В целом видимый спрос на российском рынке мало-помалу оживает несмотря на непростые погодные условия, а дистрибьюторы понемногу поднимают спотовые котировки, чтобы хотя бы приблизить их к заводским ценам. Правда, общие настроения на рынке не назовешь оптимистичными. Поставщики жалуются на то, что рост, организованный металлургами, обусловлен только внешними факторами без оглядки на внутренние, а реальные потребности в стальной продукции в стране не увеличиваются из-за стагнации в экономике или даже сокращаются из-за необоснованной дороговизны. Обстановка в российской экономике перед выборами действительно производит двойственное впечатление. Ряд участников конференций, состоявшихся на прошедшей неделе - «Оцинкованный и окрашенный прокат: тенденции производства и потребления» и «Российский автомобильный форум», сетовали на «неутешительную стабильность» и не ожидали от будущего особых перемен к лучшему. Низкий платежеспособный спрос, дефицит финансовых средств, слабая инвестиционная активность, отсутствие значимой поддержки со стороны государства, фискальное и административное давление — все эти неутешительные признаки, по их мнению, являются перманентными и неустранимыми. Некоторые даже по-прежнему опасаются неустойчивости курса рубля. Между тем, если послушать представителей ряда достаточно успешных компаний, вырисовывается несколько иная картина. НЛМК, «Магнитка», «Северсталь», ГАЗ, «Лукойл», «Форд Соллерс» и другие не отрицают наличия проблем, но и рассказывают о широких планах на будущее. Иностранные автомобилестроители, работающие в России, дружно утверждают, что всемерно заинтересованы в росте локализации и готовы помогать своим российским поставщикам комплектующих и их партнерам в выходе на глобальный уровень. Опять высказывались претензии в адрес российских металлургов, которые никак не в состоянии обеспечить отечественных машиностроителей нержавеющей сталью. Безусловно, отечественная экономика продолжает переживать сложный переходный период. Падение нефтяных сверхдоходов, борьба с уклонением от уплаты налогов, усиление контроля над платежами и товарным оборотом действительно оказывает резко отрицательное воздействие на потребительский рынок, выбивая с него многих обеспеченных покупателей недвижимости и автомобилей. А большинство людей, живущих на зарплату, как раньше не могли позволить себе приобретение жилья, так не могут и сейчас даже при ипотеке под 6-8% годовых. И быстро эту проблему не решить: для этого должен перестроиться весь российский рынок труда. Точно так же и не получится быстро создать систему финансирования инвестиционных проектов. Очевидно, что источником этих средств не могут быть коммерческие банки (они, кстати, практически не занимаются подобной деятельностью и в западных странах), а альтернативные инструменты в России пока слабо развиты. Государство же бизнесу не слишком доверяет (и есть, из-за чего). Между тем, в послании президента Федеральному собранию от 1 марта были заявлены триллионные инвестиции в инфраструктуру — автомобильные и железные дороги, аэропорты, благоустройство городов. И вряд ли это только лишь предвыборное обещание. Да, если в обозримом будущем в России ничего не изменится, отечественную экономику так и ждет анемичный рост на 1,5-2% в год, а строительный сектор только в 2019 г. начнет медленно и неуверенно выбираться из депрессии. Однако опыт последних лет показывает, что обстановка на рынке может меняться резко и внезапно под действием новых факторов. И кто знает, вдруг эти факторы появятся в этот раз не в США или Китае, а у нас?! Причем если что-то произойдет, то достаточно скоро: не позже мая — начала июня. Главное тут — выдержать все более яростное давление извне. Сейчас и рынок стали, и Россия, и весь мир находятся на развилке. Идти вперед можно в нескольких направлениях, в том числе, и по прежней дороге в рамках нынешних текущих тенденций.

Закрыть
Спасибо, ваше сообщение отправлено.